8f5d3447     

Суворов Петр Иванович - Старый Рыбак



Петр Иванович СУВОРОВ
СТАРЫЙ РЫБАК
Раз полюбив рыбную ловлю, человек сохраняет эту любовь до самой
глубокой старости, и в его воспоминаниях далеко не последнее место
занимают пережитые рыбацкие радости, волнения, как живые, встают перед
ним картины туманного летнего утра, золотой вечерней зари, тихие ночи
у костра.
Нам рассказывал один колхозный счетовод, Василий Никифорович
Михайлов, с которым мы познакомились на реке Суре под Васильсурском,
про своего старого деда такую историю.
Семья, в которой жил наш знакомый, была большая, дружная. Все
работали, кроме нашего будущего счетовода и его сестрёнки, которые
были ещё маленькие и "били баклуши", как говорил их старый Дед.
Дед был такой старый, что уже никуда не уходил со двора и больше
сидел на солнышке. Он даже летом ходил в старых валенках с обрезанными
голенищами.
В долгие зимние вечера или в ненастные осенние дни, когда за дверь
и носа не высунешь, Васятка, как звали все нашего знакомого, охотно
слушал разные истории и сказки, которые любил рассказывать дед. А вот
когда на улице весело шумели ребята, он забывал про деда и целыми
днями пропадал с друзьями у реки, в поле.
Дед очень любил своего младшего внука и всегда что-нибудь мастерил
для него: то сделает ветряную мельницу с трещоткой, то починит санки,
то смастерит деревянные коньки-"колодки" с железными подрезами для
катания с горки, то из клёпки от старой бочки сделает лыжи, то
городков напилит...
Очень любил дед ловить рыбу. Об этом вся деревня знала. И до тех
пор, пока деду не стало трудно ходить, он всё свободное время проводил
на речке. Отец говорил, да и сам дед рассказывал, что он столько
наловил рыбы и такой, что другим и не снилось.
А теперь он только доставал иногда свои рыболовные снасти,
перебирал разные крючочки, лески, поводки, грузила, снова укладывал их
и пытался втолковать своему внуку, что к чему.
Сколько раз он делал специально для своего Васятки удочки и
рассказывал о том, какая и где держится рыба, как и на какую насадку
её надо ловить и в какое время...
Вася брал новую удочку, шёл с другими мальчишками на речку, ловил
там всякую мелюзгу: пескарей, плотичек, маленьких окунишек. Но всё ему
скоро надоедало, он как-то не пристрастился к этому занятию, и рыболов
из него не получался.
Дед огорчался и не раз говорил внуку:
- Нет! Видать, ты не в меня пошёл! Тебе бить баклуши больше
нравится.
А однажды Вася обидел дедушку.
Сидел как-то весной дед в огороде на завалинке у бани и разбирал
свои снасти. Около двери в предбанник стояла большая бочка, куда по
жёлобу стекала с крыши дождевая, "мягкая" вода. Прошли дожди, и бочка
была полна воды.
Вася с соседским мальчишкой сделали из борщевника насосы
("чихалки", как их там называли), набирали в них из бочки воды и
состязались, у кого струя дальше долетит.
Ребята давно уже плескались, оба были мокрые, но - удивительное
дело! - дед ни разу не остановил их, словно бы его тут и не было.
Вася подумал об этом, взглянул на деда и увидел, что он сидит
тихо, держит в руках дощечку с наполовину намотанной леской, а сам
смотрит не на неё, а куда-то в сторону. И не шелохнётся... Словно
замер.
- Смотри-ка, Витька, что это с дедушкой? Держит леску, не
наматывает... Уставился куда-то и не мигает... Дедушка! - окликнул
Вася. - Ты что?
Дед вздрогнул, тряхнул головой и тихо так ответил:
- Ничего. Просто так. Задумался малость. - И начал наматывать
леску, но только медленно-медленно. А потом позвал ребят: - О чём я
попрошу вас, ре



Назад