8f5d3447     

Суворов Петр Иванович - По Вороне, Хопру И Суре



Петр Иванович СУВОРОВ
ПО ВОРОНЕ, ХОПРУ И СУРЕ
Хорошо порыбачить на заволжских озёрах! Хорошо побродить с удочкой
по их зелёным берегам, выискивая себе глубокое местечко где-нибудь в
тени старого осокоря, забросить там свои удочки и с волнением ждать
поклевки крупного окуня или же перейти на открытый, залитый солнцем
маленький заливчик и ловко забросить лёгкую удочку между подрагивающих
листьев кувшинок, где, наверное, жируют красивые крупные краснопёрки!
На озере всегда, при любом ветре, можно найти тихое место.
Но есть своя, особая прелесть в ловле на небольшой речке. Особенно
если есть лодка. Тогда для рыболова уже нет недоступных мест: он всюду
может раскинуть свои удочки или забросить спиннингом блесну.
И если небольшие озёра хороши своей умиротворяющей тишиной, где
неподвижную гладь воды нарушает только набегающий ветер, то река всё
время в движении, её воды не застаиваются на месте. Поэтому берега
речек более разнообразны: то высокие, обрывистые, то низкие, песчаные.
И течение речек то быстрое, то спокойное, и рыбы, даже в маленькой
речке, как правило, больше, чем в небольшом озере. Вот, например,
голавли, жерехи, судаки водятся только в больших озёрах, а в речках
они встречаются почти во всех, лишь бы воды было достаточно и она была
не загрязнённой заводами и сплавом.
Вместе со своим самым старым товарищем, Борисом Петровичем, я
много порыбачил на разных реках. Но особенно мы полюбили Ворону и
Хопёр.
Небольшая речка Ворона впадает под городом Борисоглебском в
быстрый Хопёр. Причудливо извиваясь, она медленно течёт по глубоким
омутам или стремительно несётся по светлым песчаным отмелям.
В спокойной глади тёмных омутов отражаются высокие обрывистые
берега, поросшие то дубами, вязами и липами, то огромными ветлами и
мрачным ольшаником.
Густой кустарник, переплетённый ежевикой и заросший высоченной
крапивой, делает берега Вороны во многих местах почти непроходимыми, и
только узенькая тропинка, протоптанная охотниками и рыболовами, упрямо
и неотступно вьётся вдоль берега.
Нависшие берега обнажают вцепившиеся в обрыв и омытые полой водой
бородатые светлые корни. На дне омутов столетиями лежат упавшие
могучие стволы. На смену им, разворотив землю, сползли вниз по откосу
новые деревья. Они задрали к небу вывернутые корни и уже окунули в
воду свои вершины. Над ними, на самом краю обрыва, наклонились и
безнадёжно пытаются удержаться обнажёнными корнями те, которые
неминуемо рухнут в очередное половодье или будут повалены налетевшей
бурей.
Если в солнечный день ухватиться рукой за сук ещё крепко стоящего
дерева и посмотреть с высокого обрыва в омут, то, присмотревшись,
можно увидеть в его зеленоватой глубине медленно проплывающие тени
огромных рыбин. Это прогуливаются лобастые голавли.
Рано утром, когда плотный туман еще висит над рекой, то здесь, то
там слышатся мощные всплески, словно кто-то бросает в воду с высокого
обрыва тяжёлые поленья. Спасаясь от преследования смертельного врага,
с характерным шелестом выбрасывается из воды россыпь мелких рыбёшек, а
по воде ещё долго расходятся большие круги.
Особенно сильны всплески в протоках у зарослей куги и среди жёлтых
кувшинок в тихих больших заводях, завешанных по утрам густым туманом.
Это вышли на охоту прожорливые хищники - щуки.
Много раз мы бывали на Вороне, и нам особенно полюбилась эта речка
в своём нижнем течении от Инжавина до Борисоглебска.
Хопёр очень похож на Ворону. Он только значительно больше,
многоводнее, течение его быс



Назад