8f5d3447     

Суворов Петр Иванович - Как Писатель Стал Рыболовом



Петр Иванович СУВОРОВ
КАК ПИСАТЕЛЬ СТАЛ РЫБОЛОВОМ
Как велика страсть к рыбной ловле, об этом и писалось и говорилось
уже очень много. Правда, чаще всего об этой страсти говорят с улыбкой,
снисходительно, и говорят не сами рыболовы, а те, кто этой страсти не
подвержен. Настоящие рыболовы просто любят своё тихое, безобидное
увлечение и делятся своими радостями, успехами и неудачами только с
такими же одержимыми, понимающими и сочувствующими
слушателямирыболовами. А таких ведь немало, и с каждым годом "племя
рыболовов" становится всё многочисленнее и многочисленнее. И, что
всего удивительнее, увлечение рыбной ловлей иногда приходит совершенно
внезапно, и приходит к человеку, который до этого момента был "вполне
нормальным" и не раз смеялся над увлечениями рыбной ловлей.
Мне рассказал один знакомый художник-рыболов, как он вместе с
таким же рыболовом уговаривал своего друга, известного писателя,
поехать с ними на рыбалку. У писателя была машина, а рыболовам уж
очень хотелось поехать в машине. Как только они ни уговаривали
писателя, ничего не действовало! Наконец они сказали ему прямо:
- Какая тебе разница, где сидеть вечер и где проспать ночь. Мы
обещаем тебе даже не разговаривать при тебе о рыбной ловле. Возьмём
лодку и поедем, а ты сиди себе и пиши, гуляй, читай, спи, что хочешь
делай! Никто тебе мешать не будет. А нам просто надо поехать туда на
машине, понимаешь? Ну и чёрт с тобой, поедем без тебя на поезде!
Видимо, писателю не хотелось огорчать своих друзей, и он наконец
согласился.
Как только они приехали на место, рыболовы взяли из машины своё
снаряжение, сели в лодку и, прежде чем оттолкнуться от берега, ещё раз
- ради вежливости - предложили писателю поехать с ними.
- А может быть, тебе придётся когда-нибудь писать юмористический
рассказ о рыболовах. Вот живые наблюдения тебе и пригодятся.
Писатель минутку подумал и молча сел в лодку.
Когда рыболовы закинули свои удочки, они сунули одну в руку
писателя. Он взял её с видом жертвы дружеского долга и нелепо, словно
кнут, стал держать её. Через минуту рыболовы смотрели только на свои
поплавки, а о писателе совсем забыли. Вдруг они услыхали какой-то
хриплый, испуганный шёпот:
- Ой! Кто-то у меня дёргает!
Рыболовы оторвались от своих поплавков, увидели натянутую лесу,
дёргающийся конец удилища, и оба зашипели на него:
- Подсекай скорее! Что ж ты рот-то разинул!
Бедный писатель неумело, как-то вверх дёрнул обеими руками за
удилище - из воды выскочила обалдевшая рыбина, рванулась, ударила по
воде хвостом и вместе с куском оторванной лески ушла...
Говорят, что они никогда не видели более смешной и растерянной
фигуры, чем та, которая была у нового злополучного рыболова. А главное
- его словно подменили. Хотя клёв был плохой, даже они поймали не
больше четырёх-пяти небольших окуньков, а у писателя вообще не было
больше ни одной поклёвки, и хотя стало так темно, что поплавки были
едва видны, он ни за что не хотел уезжать и не отрывал глаз от своего
мёртвого поплавка.
Наутро он сам разбудил рыболовов, когда ещё не было видно ни зги,
всё торопил их и даже сказал:
- Спать и прохлаждаться вы могли бы и дома!
С тех пор не они писателя, а он их уговаривал ехать на рыбную
ловлю.




Назад