8f5d3447     

Сувальский Андрей - О Водке И Баден-Бадене



Сувальский Андрей
О водке и Баден-Бадене
Сегодня я расскажу Вам о водке. О Баден-Бадене и Александре
Михаиловиче. Удивительный человек был Сашка Коборин - Александр
Михаилович. Прежде всего он был всех нас старше ровно на год.
Hас - это студентов-приматов (прикладных математиков) 88 года
кафедры СА и ПО АСУ Московского Института Радиотехники
Электроники и Автоматики. По крайне мере тех, кто начинал
учиться на первом курсе, а потом "дожил" до диплома. Только
когда в конце второго к нам пришел Адмирал, возрастная гегемония
Саши Коборина была преодолена.
Старше нас Александр Михаилович был на год, а по виду на все
пять. Стоило ему один день не побриться и иссиня-черная щетина
делала его похожим на чеченского боевика, проведшего в горах не
одну неделю. Из страны Саша уехал за месяц до получения диплома,
а война в Чечне началась в конце того года. Так что времена
когда, милицейские патрули придирались к любому брюнету, он уже
не застал.
Hекая степенность и мужская уверенность присутсвовала в
движениях Саши. Поэтому как-то сразу в группе за ним и
закрепилось обращение "Александр Михалыч". адо сказать у нас
еще было два Александра, и тоже, удивительный факт, оба
Михаиловичи. Один ушел после первого курса, кто-то потом
рассказывал, что видел его, продающим с лотка фрукты-овощи. А
второй, стал Александр Михалычем где-то на втором-третьем курсе,
а до этого был просто "Саша" или "Саша Беккер". Hо это уже
другая история.
И все таки, несмотря на свой авторитетный вид, была в Александре
Михаиловиче одна особенность, из-за которой он никогда не претендовал на
роль "вожака стаи". Саша был в этой жизни созерцателем. Помню, как-то во
втором семестре я попросил у него конспект лекции по матану, а там по
два-три предложения на страницу, и страниц не то семь, не то восемь. "Как
же ты лекции пишешь," - говорю. "А надо все запоминать, а не записывать." Я
только хмыкнул. В первом семестре -Сан Михалыч был отличником, а во втором
ситуевина случилась прямо противоположная - все тройки. Так потом все
оставшиеся курсы с троек на четверки и перебивался.
Hо хватит демагогии, а вернемся к водке и Баден-Бадену.
Собралась как-то у Александра Михаиловича компания человек
восемь. А жил он на "Профсоюзной" в доме, где фотография. При
советской власти там можно было фотку на загранпаспорт,
водительские права и тому подобные бумажки сделать за несколько
часов. Hу так вот, были все свои, плюс, по-моему, из шестой
группы, Боря Сорокин. Тоже парень гвоздь - казачьих кровей,
чубатый такой брюнет. Пили водку и пиво, закуски почти не было.
Основное блюдо - разговоры. Чистили кости нашему завкафедры
(с-с-с-обака). Конечно, болтали о девицах, как раз на кафедре
появились три сектретарши, ну и так далее.
Кому-то стало плохо, он отправился что-то объяснять унитазу.
И застрял в туалете на час, не меньше. Стоял около толчка на
коленях и давился. Картина этих мучений начала так
раздражать, что когда в очередной раз я и Сан Михалыч
прошествоавали на кухню за новой порцией спиртного, то на
обратном пути Саша вдруг неожиданно шагнул в туалет и спустил
воду. Унитаз был финский, друг на коленях в очередной раз
заглянул туда, так что голову оттуда он вытащил абсолютно
мокрую.
-Михалыч, ты чего? -от неожиданности я чуть не сполз по
стенке, выпито было уже достаточно, так что равновесие
приходилось искать.
-А пусть умоется. А что?.
-И, правда, - подумалось,- чего я? В туалет не зайти. Где же
еще чуваку голову мыть? е в ванне же.
Мы в



Назад