8f5d3447     

Сухинов Сергей - Дворник



Сергей Сухинов
ДВОРНИК
Резкий звон будильника вызвал его из небытия, темного, болезненного,
насыщенного призрачными, набегающими друг на друга, словно волны, кошмарами.
Он захлопал, не открывая, глаз ладонью по столу, стоящему рядом с диваном,
но будильник был далеко, на серванте, и чтобы его придушить, нужно было
подняться и пройти несколько шагов по холодному полу. Одна мысль об этом
привела его в ужас, и он с головой накрылся толстым ватным одеялом,
свернувшись в клубок - так в детстве он спасался от многих неприятностей.
Еще минутку - сказал он сам себе, пряча голову под подушку, еще хотя бы
минутку...
Но будильник продолжал надсадно звонить, противно дребезжа разболтанным
молоточком - словно в закрытой банке жужжали сотни мух. Он попытался плотно
закрыть глаза и ровно дышать, словно этот звон не имел к нему никакого
отношения, но он уже не спал. И тогда он понял, что надо вставать, хотя еще
никак не мог вспомнить - зачем.
Яркий сноп света настольной лампы вырезал в темноте узкий кусок комнаты -
стол, заваленный окурками, недопитую бутылку "Жигулей", желтую полосу
паласа, еще дальше - секретер, на котором лежала какая-то толстая книга, и
чуть правее - часть стены, с матовым четырехугольником фотографии. Но сейчас
его интересовала только бутылка пива - откашлявшись, он приложился к
скользкому горлышку и одним глотком допил горьковатую, выдохшуюся за ночь
жидкость. "Надо было закрыть вечером пробкой, - озабоченно подумал он,
натягивая носки, - где вчера была моя голова?"
Все еще сокрушаясь, он пошатываясь побрел в сторону ванной, натыкаясь на
острые углы стульев и тихонько чертыхаясь про себя. Открывая дверь, он
невольно обернулся и скользнул безразличным взглядом по смутно различимому
секретеру и толстенному тому, но ничто внутри его не дрогнуло, только на
лице промелькнула идиотская ухмылка: "Это надо же!"
Больше о книге он не вспоминал.
За завтраком, проглатывая небрежно сделанный бутерброд с колбасой, он
вдруг вспомнил, зачем встал - нужно было идти подметать улицу рядом с домом.
За неплотно сдвинутыми занавесками синела чернильная темнота, чуть
позванивали по стеклу редкие капли осеннего дождя, а на соседней улице мерно
шаркала чья-то метла. "Тетя Настя уже встала, - озабоченно подумал он,
обжигаясь горячим чаем. - И почему я всегда просыпаю?" Промозглое
октябрьское утро не пугало его, он наконец проснулся и все вспомнил - и то,
что в последние дни дождавшись холодных дождей, начался проклятый листопад,
и то, что его фотография висит вторую неделю на доске почета ЖКО. Не тети
Насти, а его, Андрея Чернова, который в дворниках ходит всего второй год, а
уже у начальства на хорошем счету.
"Опять проспал, - горестно подумал он, натягивая влажную телогрейку, -
теперь попробуй нагони! Э-эх, дела..."
Через несколько минут он уже стоял, поеживаясь, на невысоком крыльце дома
и мрачно осматривал поле битвы, окутанное туманом. В его участок входили
пять асфальтовых отрезков дороги между серыми пятиэтажками, большой газон со
скамейками, детской площадкой и жалкой клумбой, и, конечно, подъезды - с
каменными лестницами, насчитывающими от четырех до двенадцати ступенек.
Каждую из этих ступенек Андрей знал наизусть со всеми особенностями ее
норова - одни, с острыми отколотыми краями, любили собирать тяжелые ошметки
грязи, другие, с широкими выбоинами, были обычно набиты сплюснутыми окурками
и фантиками от конфет, которые выгрести было совсем нелегко, особенно после
дождя. Но сейчас, поздней осен



Назад