8f5d3447     

Стругацкий Борис (Витицкий С) - Бессильные Мира Сего



С. ВИТИЦКИЙ
БЕССИЛЬНЫЕ МИРА СЕГО
Какое чудо, если есть
Тот, кто затеплил в нашу честь
Ночное множество созвездий!
А если все само собой
Устроилось, тогда, друг мой,
Еще чудесней!
Александр Кушнер
Это будет рассказ о чудотворце, который живет в наше время и не творит
чудес. Он знает, что он чудотворец и может сотворить любое чудо, но этого
не делает.
Даниил Хармс
Глава первая
СЕНТЯБРЬ
Вадим Данилович Христофоров по прозвищу "Резалтинг-форс"
- Сегодня я во сне покойного отца видел, - сообщил Тимофей Евсеевич с
крайней озабоченностью в голосе. - Значить? Что-нибудь плохое случится
обязательно...
Вадим посмотрел на него без всякого интереса и, ничего не ответив,
снова углубился в вычисление средних взвешенных. Ему оставалось обработать
еще два последних ряда наблюдений, а Тимофей Евсеевич Сыщенко ни в каких
его ответах и тем более комментариях не нуждался. Он в очередной раз
починял примус. Бензиновый, бесшумный, наиновейший (чудо конверсии с
реактивной тягой) и потому особенно охотно засоряющийся. Казенный.
Жара уже подступала. Ветерок, поднявшийся было с утра, совсем стих,
день снова обещал стать томительно жарким, потным и изнуряющим. Небо было
чистое, совсем без облаков, но Бермамыт и Кинжал у самого горизонта на
востоке и на западе затянуты были сизой дымкой, словно там кто-то тайно
палил невидимые костры. Вадим закончил обработку ночных наблюдений, убрал
записи в папку, посмотрел на Эльбрус, призрачный, почти прозрачный на
белесоватом чистом небе и почему-то вдруг вспомнил, что давным-давно ничего
не писал в дневник. Он сходил в командирскую палатку, выкопал дневник
из-под ночного обмундирования и снова уселся за столик. Полистал. Зацепился
за какую-то запись. Стал читать.
***"14.08. ...Хребет хорош, он похож чем-то на лунные хребты. Эльбрус
страшен и странен над тучами. А наш Харбас порос коротенькой травкой и
жиденькими синими цветочками. Летают шмели и жадно и грубо в эти цветочки
вцепляются, словно хотят их тут же изнасиловать. Утром вдруг раздалось
шипенье крыльев и отчаянный крик. Пронеслась тень, и под машину забилась
перепуганная насмерть пичужка. Оказалось, это была неудачная атака
сокола...
...Тенгиз говорил, что нельзя долго оставаться в контакте с Богом,
сохраняя при этом здравый рассудок. Кажется, это из Умберто Эко. Или нет?
Неважно. Главное - сильно сказано...
За то, что пока живые, исправно идут полевые,
За то, что туманы злые, за то, что в горах обвал.
Здесь только кручи, да зыбучий перевал,
И в медленных тучах Харбас, Бермамыт, Кинжал..."
"16.08. Стоит Командору уехать, и что-нибудь обязательно случается. На
лагерь напали коровы. Здоровенный серый бугай с громоподобным сиплым
рычанием принялся тереться об антенну и моментально сорвал противовес.
Коровы подойти и стали шеренгой, тупо глядя на лагерь. Бугай был столь
величествен, что я сначала было решил трусливо отлежаться в палатке,
надеясь, что все как-нибудь само собою утрясется. Но бугай пригласил
чесаться еще трех коров (видимо, самых любимых), и они начали шумно
мочиться у меня над ухом, а все стадо двинулось прямо на лагерь. Тогда я
судорожно зарядил ружье и пошел искать пастуха. Пастуха, разумеется, нигде
не было. Тогда я вернулся (коровы тем временем подошли вплотную) и заорал
бугаю: "У-у!" и замахал на него руками. Бугай ответил: "У-у!" и сделал шаг
вперед. Я, трепеща, кинулся за командирскую палатку и оттуда заорал уже
коровам: "Пошли вон - туда вас и растуда!!!" Коровы отшатнулись. Тут меня
осен



Назад