8f5d3447     

Стругацкий Борис & Аркадий - Великий Кри



А. СТРУГАЦКИЙ, В. СТРУГАЦКИЙ
ВЕЛИКИЙ КРИ
Научный поселок Джакой располагался в тени черных акаций с кронами
поперечником в сорокпятьдесят метров. Поодаль, на берегу глубокого озера с
синей прозрачной водой, белели развалины фермы какого-то древнего переселенца.
Вода в озере даже с воздуха представлялась холодной до ломоты в зубах. А за
озером снова начиналась саванна - знойная голубоватая саванна Западной
Австралии.
Женя Славин облетел вокруг акаций, выбирая место поближе к поселку. В
полдень обычно саванна пуста, все живое прячется в тени, поэтому Женя очень
удивился, когда вдруг заметил в полукилометре от поселка необычайное
оживление. Сначала ему показалось, что там играют в регби. В траве шевелилась
и перекатывалась куча черных и белых человеческих тел. Из кучи неслись
неразборчивые азартные возгласы. "Отлично сыгрались, - подумал Женя. - И как
это им не жарко?" Тут куча распалась, открыв что-то округлое и блестящие, один
из игроков кубарем покатился в сторону, упал и остался лежать, скорчившись и
держась руками за живот. Крики усилились. "Э, нет, - подумал Женя. - Это не
игра". Из-под акаций вынырнули еще трое, на ходу сбрасывая куртки. Женя
стремительно пошел на посадку.
Когда он спрыгнул в траву и освободился от крыльев, скорчившийся человек
уже сидел и, по-прежнему держась за живот, хрипел:
- Не подходите сзади! Эй! Берегитесь задней ноги!
Женя рысью пробежал мимо него. В копошащейся куче кричали по-русски и
по-английски:
- Лапы к земле! Прижимайте к земле!
- Антенны не трогать!
- Пабло! Он уходит, Пабло!
- Зарывается в землю!
- Не пускать! Держать за бока! Еще немного, ребята...
"Поймали какого-то ящера", - мелькнуло в голове у Жени. И тут он увидел
заднюю ногу. Она была громадная, черная, с острыми зазубринами, похожая на
ногу исполинского жука. Она со страшной силой скребла по земле, оставляя
глубокие борозды. Было там еще много других ног - черных, коричневых, белых, -
которые тоже ерзали, дрыгали и упирались, но то все были обыкновенные
человеческие ноги. Задняя нога была одна, и несколько секунд Женя ошеломленно
наблюдал за нею. Она раз за разом складывалась, глубоко зарывалась в землю и с
натугой распрямлялась, и каждый раз груда тел перемещалась метра на полтора.
- А ну! - воскликнул Женя, обеими руками вцепился в заднюю ногу у сустава
и рванул на себя.
Послышался отчетливый хруст, и Женя опрокинулся на спину.
- Не сметь ломать! - загремел яростный голос. Женя полежал немного,
сжимая заднюю ногу в объятьях, затем медленно поднялся.
- Еще немного! - гремел тот же голос, покрывая все остальные голоса. -
Hold on a shake [Держись, еще минуточку (англ.)], Джо! Еще чуть-чуть... Ага!
Вот где ты, голубчик!
Что-то жалобно зазвенело, и наступила тишина. Груда тел застыла, слышно
было только тяжелое, прерывистое дыхание. Затем люди разом заговорили и
засмеялись, поднимаясь, вытирая потные лица. В измятой траве остался большой
неподвижный черный бугор. Кто-то разочарованно сказал:
- Опять семиножка!
- Да, септопод...
- А где задняя нога?
Все взоры обратились на Женю. Женя смело сказал:
- Вот задняя нога. Она оторвалась. Я никак не ожидал, что она так легко
оторвется.
Его обступили, с любопытством разглядывая. Громадный полуголый детина с
копной растрепанных светлых волос протянул могучую исцарапанную руку:
- Дайте-ка сюда.
В другой руке детина держал обрывок блестящего провода. Женя с радостью
отдал ногу.
- Моя фамилия Славин, - сказал он. - Я корреспондент Европейского
Ин



Назад