8f5d3447     

Стругацкий Борис & Аркадий - Туча



Аркадий СТРУГАЦКИЙ
Борис СТРУГАЦКИЙ
ТУЧА
(сценарий)
Под низким пасмурным небом, под непрерывным сеющим дождем по мокрому
асфальтовому шоссе движется колонна машин: длинный лимузин впереди и три
огромных автофургона следом. На мокрых брезентовых боках фургонов знаки
"опасный груз".
На заднем сиденье лимузина, сложивши руки на груди, расположился
хозяин этой колонны, известный метеоролог и атмосферный физик профессор
Нурланн, человек лет сорока, с надменным лицом. Впереди рядом с шофером
сидит его ассистент, личность вполне бесцветная, доведенная своим
начальником до состояния постоянной злобной угодливости. О шофере и
говорить нечего, голова его втянута в плечи, словно он поминутно ожидает,
что его ткнут в загривок.
Ассистент, вывернувшись на сиденье, насколько позволяют ремни
безопасности, говорит ядовито-сладким голосом:
- Я правильно помню, профессор, что вы не бывали здесь вот уже больше
пятнадцати лет?
Нурланн молчит.
- Пятнадцать лет! С ума сойти. Я понимаю выше волнение - вернуться в
родной город, далее при таких обстоятельствах...
Нурланн молчит.
- А может быть, именно при таких обстоятельствах? Вернуться как бы
избавителем. Избавителем от большой беды...
- Сядьте прямо и заткнитесь, - холодно говорит Нурланн.
Ассистент моментально выполняет приказание. На губах его довольная
улыбка.
Видимость отвратительная - не больше пятидесяти метров. За пеленой
дождя по сторонам дороги уносятся назад:
шеренга каких-то зачехленных громадин вдоль шоссе и снующие среди них
солдаты в плащ-накидках;
необозримое стадо пустых пассажирских автобусов;
походная радарная установка;
еще одна походная радарная установка, окруженная стадом пасущихся
коров;
обширная асфальтовая площадка, несколько вертолетов на ней;
бензоколонка, очередь легковых машин с трейлерами, на крышах мокнут
разнокалиберные чемоданы, и тут псе остановился фермер с телегой и взирает
на это с видом глубокой задумчивости.
И вообще: то и дело проносятся навстречу лимузину легковые машины,
тяжело нагруженные барахлом.
Колонна, замедлив ход, въезжает в город. Граница города обозначена
гигантским медным барельефом городского герба: обнаженный богатырь с
ослиной головой поражает трезубцем гидру о трех головах - две из них
мужские, третья женская.
Сразу за барельефом в сквере стоят два танка, и тут же под навесом за
походным столом кормятся несколько военных вперемежку со штатскими.
Ослепительная молния вдруг обрушивается на сквер, и тотчас за ней вторая
оплетает самое высокое дерево. Привычного грома нет, а есть какой-то
странный свистящий шелест, но вспышки очень яркие и молнии очень страшные.
Под навесом, однако, только один человек поднял голову и обернулся с
недовольным видом, не переставая жевать.
В оперативном отделе штаба на огромном столе расстелена карта города.
Вокруг стола стоят военные в пятнистых десантных комбинезонах без знаков
различия и несколько штатских. В конусе света от лампы только карта и
руки, упирающиеся в стол, - лиц почти не видно.
На карте центр города занят угольно-черным пятном неправильной формы,
по очертаниям немного напоминающим бабочку с распростертыми крыльями.
- Я полагаю ударить сюда, - говорит Нурланн, показывая пальцем. - Для
начала рассечем ее пополам. Если повезет, мы сразу накроем активную зону.
Здесь проходит магнитный меридиан, вот по этому проспекту...
- Дорога чистых душ, - негромко произносит кто-то из военных.
- Что? - надменно спрашивает Нурланн. - А! В мое время это был
проспек



Назад