8f5d3447     

Стругацкий Борис & Аркадий - Обитаемый Остров



Аркадий СТРУГАЦКИЙ
Борис СТРУГАЦКИЙ
ОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РОБИНЗОН
1
Максим приоткрыл люк, высунулся и опасливо поглядел в небо. Небо
здесь было низкое и какое-то твердое, без этой легкомысленной
прозрачности, намекающей на бездонность космоса и множественность
обитаемых миров, - настоящая библейская твердь, гладкая и непроницаемая.
Твердь эта несомненно опиралась на могучие плечи местного Атланта и
равномерно фосфоресцировала. Максим поискал в зените дыру, пробитую
кораблем, но дыры там не было - там расплывались только две большие черные
кляксы, словно капли туши в воде. Максим распахнул люк настежь и соскочил
в высокую сухую траву. Воздух был горячий и густой, пахло пылью, старым
железом, раздавленной зеленью, жизнью. Смертью тоже пахло, давней и
непонятной. Трава была по пояс, неподалеку темнели заросли кустарника,
торчали кое-как унылые кривоватые деревья. Было почти светло, как в яркую
лунную ночь на Земле, но не было лунной туманной голубизны, все было
серое, пыльное, плоское. Корабль стоял на дне огромной котловины с
пологими склонами; местность вокруг заметно поднималась к размытому
неясному горизонту, и это было странно, потому что где-то рядом текла
река, большая и спокойная, текла на запад, вверх по склону котловины.
Максим обошел корабль, ведя ладонью по холодному, чуть влажному его
боку. Он обнаружил следы ударов там, где и ожидал. Глубокая неприятная
вмятина под индикаторным кольцом - это когда корабль внезапно подбросило и
завалило набок, так что киберпилот обиделся, и Максиму пришлось спешно
перехватить управление, - и зазубрина возле правого зрачка - это десять
секунд спустя, когда корабль положило на нос и он окривел. Максим снова
посмотрел в зенит. Черные кляксы были теперь еле видны. Метеоритная атака
в стратосфере, вероятность - ноль целых ноль-ноль... Но ведь всякое
возможное событие когда-нибудь да осуществляется...
Максим просунулся в кабину, переключил управление на авторемонт,
задействовал экспресс-лабораторию и направился к реке. Приключение,
конечно, но все равно - рутина. У нас в ГСП даже приключения рутинные.
Метеоритная атака, лучевая атака, авария при посадке. Авария при посадке,
метеоритная атака, лучевая атака... Приключения тела.
Высокая ломкая трава шуршала и хрустела под ногами, колючие семена
впивались в шорты. С зудящим звоном пролетела туча какой-то мошкары,
потолкалась перед лицом и отстала. Взрослые солидные люди в Группу
Свободного Поиска не идут. У них свои взрослые солидные дела, и они знают,
что эти чужие планеты в сущности своей достаточно однообразны и
утомительны. Однообразно-утомительны. Утомительно-однообразны... Конечно,
если тебе двадцать лет, если ты ничего толком не умеешь, если ты толком не
знаешь, что тебе хотелось бы уметь, если ты не научился еще ценить свое
главное достояние - время, если у тебя нет и не предвидится никаких
особенных талантов, если доминантой твоего существа в двадцать лет, как и
десять лет назад, остаются не голова, а руки да ноги, если ты настолько
примитивен, что воображаешь, будто на неизвестных планетах можно отыскать
некую драгоценность, невозможную на Земле, если, если, если... то тогда,
конечно. Тогда бери каталог, раскрывай его на любой странице, ткни пальцем
в любую строчку и лети себе. Открывай планету, называй ее собственным
именем, определяй физические характеристики, сражайся с чудовищами, буде
таковые найдутся, вступай в контакты, буде найдется с кем, робинзонь
помаленьку, буде никого



Назад