8f5d3447     

Стругацкий Борис & Аркадий - Куда Ж Нам Плыть (Сборник Публицистики)



Аркадий СТРУГАЦКИЙ
Борис СТРУГАЦКИЙ
КУДА Ж НАМ ПЛЫТЬ?
Сборник публицистики
От составителя
В феврале 1991 года во время пресс-конференции Б.Н.Стругацкого в
Сосновом Бору кто-то, помянув свежую "Независимую газету" со статьей "Куда
ж нам плыть?", осведомился: "Возможно ли появление в ближайшее время
Стругацких-публицистов?" Борис Натанович осторожно заметил, что они,
дескать, "в какой-то степени уже стали публицистами", а нас вопрос
заставил задуматься. Нечего и говорить, что читатели знают и любят
Стругацких-фантастов и ждут от них, естественно, фантастики. Однако и
более трех сотен опубликованных статей, выступлений и интервью вроде бы не
вяжутся с версией о публицистах-неофитах Стругацких.
Возможно, дело тут в специфическом понимании слова "публицистика"
некоторыми любителями фантастики. Сразу вспоминается то, чем сверх всякой
меры переполнена наша периодика: от разъяснения истоков кризиса марксизма
до комментариев к отсутствию сахара и спичек. Тут, знаете ли, как-то не до
фантастики. Мысли же о целесообразности контакта с инопланетянами или об
опасностях генной инженерии, равно как и соображения о причинах
преобладания плохой фантастики над хорошей, к такой, с позволения сказать,
будничной публицистике относить не очень хочется. И стало быть, фантасту
следует подумать, прежде чем ронять свой имидж чародея и визионера в
глазах равоверных фэнов, пускаясь в далеко не мистические раздумья о
неизвестно куда текущем политическом моменте. Легко может возникнуть
мнение, что человек занялся не своим делом. В крайнем случае - из уважения
к прежним заслугам - это назовут шалостями пера. С зачислением в
публицисты-неофиты.
Мы искренне надеемся, однако, что предлагаемый сборник статей и
выступлений Аркадия и Бориса Стругацких окажется мало пригодным для
любителей отделять политику от фантастики и, напротив, станет приятным и
полезным чтением для ценителей публицистики в самом широком смысле этого
слова (и фантастики, конечно, тоже).
Да, все начиналось тридцать лет назад именно с фантастики, с
вынужденного вмешательства во "внутрицеховые" споры. А.Стругацкий писал
тогда: "Мы не являемся профессиональными литературоведами, мы просто
писатели-фантасты, озабоченные, как и все писатели, судьбами нашего жанра.
И поскольку профессиональные литературоведы нашим жанром не занимаются
(вероятно, просто не доходят руки), мы сочли за благо взяться за теорию
сами".
И они взялись за теорию. А взявшись, оказались перед необходимостью
ответить на вопросы, встающие перед каждым порядочным писателем (не
обязательно фантастом): "Почему я пишу так, а не иначе? Чем я, собственно,
занимаюсь и для чего? Не устарело ли то, чем я занимаюсь, и где искать
пути выхода?"
Отвечая на эти вопросы, Стругацкие довольно скоро вышли далеко за
пределы узко-теоретических проблем НФ (хотя и в теорию эту, как нам
кажется, сумели внести немалый вклад). Попытка честно ответить на эти
вопросы вывела писателей и за пределы официально-дозволенных доктрин,
касающихся общества будущего и путей к его достижению, превратив
Стругацких в ведущих, но при этом долгие годы не издаваемых
писателей-фантастов. А в формулах "Давайте думать о будущем" или "Думать -
это не развлечение, а обязанность" не было и нет никакой позы или
следования конъюнктуре - нетрудно убедиться, сколь постоянны авторы в
следовании своему кредо. В том числе и в публицистике. "Две трети жизни мы
думали о будущем - сначала восторженно описывали то, что стояло перед
мысленным



Назад