8f5d3447 ракетка для настольного тенниса stiga WRB. |     

Стругацкий Аркадий - Пять Ложек Эликсира



sf Аркадий Стругацкий Борис Стругацкий Пять ложек эликсира ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-08-30 9B0945B6-E1D3-4D3C-B279-AB6E8DAC05CB 1.0 Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий
Пять ложек эликсира
Время действия: наши дни, поздняя весна.
Место действия: крупный город, областной центр на юге нашей страны.
Двухкомнатная квартира средней руки писателя Феликса Александровича Снегирева. Обычный современный интерьер. Два часа дня.

За окном — серое дождливое небо.
Феликс у телефона. Обыкновенной наружности человек лет пятидесяти, весьма обыкновенно одетый для выхода. На ногах стоптанные домашние шлепанцы.
— Наталья Петровна? — говорит он в трубку. — Здравствуй, Наташенька! Это я, Феликс… Ага, много лет, много зим… Да ничего, помаленьку. Слушай Наташка, ты будешь сегодня на курсах? До какого часу?

Ага… Я к тебе забегу около шести, есть у меня к тебе маленькое дельце… Хорошо? Ну, до встречи.
Он вешает трубку и устремляется в прихожую. Быстро переобувается, натягивает плащ, нахлобучивает на голову бесформенный берет. Затем хватает огромную авоську, набитую пустыми бутылками из-под кефира, лимонада, фанты и подсолнечного масла.

Слегка согнувшись под тяжестью стеклотары, выходит на лестничную площадку и остолбенело останавливается.
Из дверей квартиры напротив выдвигаются два санитара с носилками, на которых распростерт бледный до зелени Константин Курдюков, сосед и шапошный знакомый Феликса, третьестепенный поэт городского масштаба. Увидев Феликса, он произносит:
— Феликс! Сам господь тебя послал мне, Феликс!..
Голос у него такой отчаянный, что санитары останавливаются. Феликс с участием наклоняется над ним.
— Что с тобой, Костя? Что случилось?
Мутные глаза Курдюкова закатываются, испачканный рот вяло рас пущен.
— Спасай, Феликс! — сипит он. — Помираю! На коленях молю… Только на тебя сейчас и надежда… Зойки нет, никого рядом нет…
— Слушаю, Костя, слушаю! Что надо сделать, говори…
— В институт! Поезжай в институт… Институт на Богородском шоссе — знаешь? Найди Мартынюка… Мартынюк Иван Давыдович. Запомни!

Его там все знают…. Председатель месткома… Скажи ему, что я отравился, ботулизм у меня… Помираю! Пусть даст хоть две-три капли, я точно знаю — у него есть… Пусть даст!
— Хорошо, хорошо! Мартынюк Иван Давыдович, две капли… А чего именно две капли? Он знает?
На лице Кости появилась странная неуместная улыбка.
— Скажи: мафусалин! Он поймет…
Санитары начали спускаться по лестнице, а Костя отчаянно кричит:
— Феликс! Я за тебя молиться буду!
— Еду, еду! — кричит вслед Феликс. — Сейчас же еду!
Из Костиной квартиры выходит врач и ждет лифта. Феликс испуганно спрашивает:
— Неужели и вправду ботулизм?
Врач неопределенно пожимает плечом:
— Отравление. Сделаем анализы, станет ясно.
— А как вы полагаете, мафусалин от ботулизма помогает?
— Как вы сказали?
— Мафусалин, по-моему… — произносит Феликс смущенно.
— Впервые слышу.
— Какое-нибудь новое средство, — предполагает Феликс. Врач не возражает.
— А куда вы Курдюкова сейчас повезете?
— Во Вторую городскую.
— А, это совсем рядом…
Приходит лифт, у «неотложки» они расстаются, и Феликс гремя бутылками, бежит на середину улицы останавливать такси.
Выбравшись из машины, Феликс поудобнее прихватывает авоську и, кренясь под тяжестью, поднимается по широким ступенькам под бетонный козырек институтского подъезда. В холле довольно много людей, все они стоят кучами и дружно курят. Феликс подходит к ближайшей группе и осведомляется, где ему найти Мартынюка, председателя месткома. Е



Назад